Активный и пассивный пути биологической защиты растений

ДоброСтрой.рф
ДоброСтрой.рф

Активный и пассивный пути биологической защиты растений

Биологическая защита растений

Экологи уже не одно десятилетие говорят об опасности химических препаратов, применяемых для борьбы с насекомыми-вредителями. Чтобы сделать уничтожение и сокращение популяций вредных обитателей сельскохозяйственных угодий более безопасным, были разработаны биологические методы защиты растений. Заключаются они в использовании одних живых организмов против других Методы эти абсолютно безвредны с точки зрения экологии (в отличие от химического метода защиты растений) – их применение не имеет последствий для человека, полезных насекомых, птиц, животных и микроорганизмов

Использование энтомофагов

Энтомофаги (от греч. ntoma— насекомые и phgos — пожиратель) — Полезные, то есть, экономически выгодные для человека насекомые, питающиеся вредителями сельскохозяйственных растений. Эти насекомые делятся на хищников и паразитов. Например, для любителей основных тепличных культур (томат, огурец, болгарский перец, а также цветы), таких как трипсы, белокрылки, тля, обыкновенный паутинный клещ, контролирующими агентами являются различные виды хищных клещей (Амблисейулюс кукумерис, Амблисейулюс Свирского, Трансейус Монтдоренсис, Неосейулюс столидус и т. д.). Хищники нападают на жертву путем прямой атаки и более или менее быстро ее поедают. Паразиты же в период личиночной стадии прикреплены телу хозяина или развиваются внутри него и обычно достаточно длительное время питаются за счет живого, хотя иногда и парализованного, насекомого. Для развития паразита (паразитов) требуется лишь одна особь хозяина, и, как следствие, паразит всегда мельче хозяина. Деление энтомофагов на хищников и паразитов достаточно условно. Некоторые паразиты яиц или личинок, собранных в группу, закончив питание в одной особи хозяина, иногда переходят на другую и тем самым становятся хищниками. Многие перепончатокрылые энтомофаги, чьи личинки развиваются как паразиты, во взрослой стадии питаются гемолимфой хозяев своих личинок, то есть ведут себя как хищники. Особо следует сказать о жалящих осах, которых нередко относят к хищникам. Действительно, они нападают на свою жертву путем прямой атаки, однако не поедают ее, как это делают хищники, а выкармливают ею своих личинок, каждая из которых съедает лишь одно из добытых насекомых (виды рода Ammophila). Насекомые-хищники по общим биологическим характеристикам подобны хищникам из других групп животных. Они или быстро передвигаются, охотясь за жертвой (стрекозы летают, жужелицы бегают), или подстерегают жертву, как богомолы, или ловят ее с помощью особых приемов, как муравьиные львы. Иногда они используют приспособления лова (тенета личинок некоторых ручейников) или обитают в скоплениях своих жертв и тогда не нуждаются в особых приемах и приспособлениях и могут быть медлительными (личинки и взрослые кокцинеллиды, личинки златоглазок и мух-сирфид в колониях тлей или щитовок). Что касается паразитических насекомых-энтомофагов, то по образу жизни они существенно отличаются от паразитов в других группах животных следующими особенностями: развитие за счет содержимого тела хозяина приводит к гибели хозяина. Паразитические насекомые-энтомофаги (прежде всего паразитические перепончатокрылые) являются паразитами лишь на личиночных стадиях. Хозяева паразитических насекомых-энтомофагов относятся к тому же классу, то есть к насекомым (исключение — немногочисленные паразиты пауков и клещей). Паразитические насекомые-энтомофаги достигают (по сравнению с их хозяевами) относительно крупных размеров того же порядка, что и хозяева. По этим причинам паразитические насекомые — энтомофаги часто, особенно в зарубежной литературе, называются паразитоидами. С. И. Малышев (1966) предложил для них термин «карнивороиды», имея в виду тот же летальный исход для жертвы, как и от хищников. Хищных насекомых можно специально отловить и выпустить в сад, теплицу или на огород. Например, божьих коровок собирают в дикой природе на местах скоплений и переносят в сад, где эти жуки успешно уничтожают тлей. Паразитов чаще разводят лабораторным путём. Для этого куколок и яйца вредителей заражают энтомофагами. Затем заражённый биологический материал помещают на специальные картонные пластины, которые развешивают на растениях или же выпускают личинок непосредственно на поля. Энтомофаги не покидают грядки, сады и поля до тех пор, пока существует кормовая база в виде насекомых-вредителей. Эффект от применения энтомофагов становится заметным спустя несколько дней. Энтомофагов Используют несколькими способами: выпускают разово (так называемая сезонная колонизация); создают условия для их жизнедеятельности — охраняют путём культивации растений-медоносов, оберегания растительной под — стилки и других мест зимовки; переносят из очагов затухания жизнедеятельности вредных насекомых на новые участки, где вредители особо активны (переселение внутри ареала). Выявлен эффективный способ привлечения энтомофагов при использовании в межевых посадках разных видов пряно-ароматических и медоносных культур. Для увеличения продолжительности жизни, размножения и созревания энтомофагов после зимовки и выхода из куколок им необходимы продукты ароматических и медоносных растений для углеводного питания нектаром и пыльцой разных растений: крестоцветных, зонтичных, сложноцветных, розоцветных, бобовых и других. По степени привлекательности для насекомых цветущие культуры можно разделить На две группы: 1) гречиха, укроп, кориандр, чабер садовый, рапс, фацелия, горчица, люцерна, донник, клевер; 2) тмин, семенники моркови, пастернака, семенного лука, подсолнечника, вики, эспарцета, топинамбур и смесь овса, вики и фацелии.

Рынок энтомофагов

В 40-50-е годы в Советском Союзе были созданы впервые в мире технологические линии по производству многих энтомофагов, а каждый крупный тепличный комбинат, располагающий значительными площадями защищенного грунта, в обязательном порядке занимался производством насекомых-энтомофагов. Однако в 90-е годы это направление пришло в упадок — были утеряны технологические компетенции, да и зашедшие на отечественный рынок крупные международные корпорации по производству химических средств защиты растений предложили решения, которые, как казалось тогда, были и дешевле, и эффективнее. Однако у борьбы с вредителями с помощью ядохимикатов есть целый ряд узких мест. В частности, почти все вредители имеют высокую сопротивляемость к ядам и даже к самым сильным из них привыкают, что ведет к необходимости постоянно наращивать дозировку, а со временем химпрепараты и вовсе перестают работать. Высокая концентрация химии может также не лучшим образом сказаться на получаемой сельхозпродукции. Другое дело — энтомофаги, которые пожирают насекомых-вредителей, не оказывая никакого негативного влияния на растения. Все развитые сельскохозяйственные державы, такие как США, Канада, Австралия, страны Евросоюза, не только активно используют, но и наращивают в своем секторе АПК долю биозащиты растений. Когда российские производители вернулись к необходимости работать с насекомыми — энтомофагами, выяснилось, что их производство сохранили лишь большие тепличные комбинаты, да и то выращивали полезных насекомых они исключительно для своих нужд. В итоге, как отмечают эксперты, рынок насекомых-энтомофагов на 90-95% формировался за счет импорта. Насекомых завозили в специальных коробках или контейнерах, которые производители агрокультур затем использовали на производстве. Отраслевые эксперты отмечают, что активно растущий спрос на энтомофагов привел к росту этого сегмента за последние 4-5 лет в 3 раза и продолжает активно расти темпами не менее 30% в год. Обратили внимание на биозащиту как средство повышения валового продукта в растениеводстве на государственном уровне. Президентом РФ Владимиром Путиным создание и применение биологических средств защиты растений отнесено к приоритетным направлениям развития науки. Была разработана и запущена «Комплексная программа развития биотехнологий в России до 2020 года», согласно которой за 8 лет применение биологических технологий должно было возрасти на 300%. Программа предусматривала субсидирование покупок биотехнологических продуктов фитосанитарного назначения, в том числе энтомофагов. Значительным игроком рынка является ФГБУ «Россельхозцентр», структуры которого сохранили производство энтомофагов с советских времен. Объем произведенных биопрепаратов составляет около 69,5% от общего объема произведенных биопрепаратов в Российской Федерации, энтомофагов – около 56%. В настоящее время в филиалах организации производятся энтомофаги: трихограмма, златоглазка, габробракон и другие. Появились и независимые компании, которые работают не на одного конкретного заказчика, а в целом на рынок, причем география поставок может быть крайне широкой.

ДоброСтрой.рф

Insect House Для насекомых

В Европе, да и во всем мире, уже давно говорят о проблеме сохранения пчёл и других полезных насекомых, популяции которых катастрофически сократились, а парки, сады, зоопарки оборудуют домиками для насекомых. В России об экологичес кой катастрофе, которой грозит сокращение числа полезных насекомых, говорят мало. А между тем бороться с бедой может и должен каждый. Для этого есть хороший способ — создавать специальные убежища — домики, которые называют отелями для полезных насекомых или просто отелями для жуков. Домик для полезных насекомых, отель для жуков, или insect house — это любое специальное строение, небольшое скопление материалов или домик, в котором могут поселиться полезные насекомые, медоносы и другие враги садовых вредителей – златоглазки, божьи коровки, наездники, журчалки, жужелицы и пр. Это комплексное решение проблемы привлечения полезных насекомых на свой участок и сохранения их популяции в природе. Универсальные симпатичные домики, которые фактически являются складом материалов, где смогут обустроить свое жилище полезные насекомые, причисляют к числу объектов малой архитектуры, наряду с садовой скульптурой или беседками. Каждый такой домик для насекомых по-своему неповторим и станет ярким индивидуальным штрихом в оформлении сада в целом. Отель для насекомых размещают в защищенном от осадков месте, на теплой солнечной площадке. В тени полезные насекомые вашим приютом не соблазнятся. В теплое время года домики для насекомых – это скорее арт-объекты, чем по-настоящему функциональные приманки для полезных насекомых. Свои настоящие функции они выполняют, в первую очередь, в холодное время года. В регионах с мягкими зимами их можно размещать на какой угодно высоте. А вот там, где зимы суровы, садовые отели для полезных насекомых размещают так, чтобы зимой их могло занести снегом — максимум на метровой высоте или на земле. Или предусматривают возможность снять отель и опустить его на почву. Например, во французском Дижоне на фасаде одного из зданий появился 6-метровый «отель для насекомых», сделанный из необработанного дерева. В нем 60 съемных деревянных ячеек, которые смогут приютить несколько тысяч различных видов насекомых-опылителей: диких пчел, бабочек, жесткокрылых насекомых. «Отель для насекомых» — это одновременно и мини-заповедник, и обсерватория для наблюдения за их развитием.

Становление научной школы в СССР

В 1927 г. в Ленинграде (Санкт-Петербурге) был создан Всесоюзный институт защиты растений (ВИЗР) для усиления исследования по биологическому методу. Еще И. А. Порчинским и его сподвижниками И. В. Васильевым и Н. Н. Соколовым во времена функционирования Бюро по энтомологии при Ученом Комитете Министерства Земледелия России было показано, что фактически каждый значимый вредитель имеет шлейф местных энтомофагов. Они также указывали на перспективность использования для нужд биометода энтомофагов. По инициативе Николая Федоровича Мейера и с участием Ивана Васильевича Васильева была создана в отделе энтомологии ВИЗР лаборатория биометода и начала формироваться научная школа по этому направлению исследований. В стране широко использовались методы размножения и выпуска энтомофагов, сезонная колонизация их, внутриареальное расселение из очагов, разрабатывались способы акклиматизации ввозимых энтомофагов. Существенен вклад И. В. Васильева, который был прямым учеником Н. А. Холодковского и Н. М. Кулагина. Он первым показал перспективность применения в борьбе с черепашкой паразитов-яйцеедов. С 1949 по 1977 год лабораторию возглавила ученица Н. Ф. Мейера В. А. Щепетильникова, которая внесла большой вклад в разработку теории биометода, в частности, ею обоснованы пути эффективного использования трихограммы. Поколение научной школы, формировавшееся под ее руководством, внесло много ценного в освоение природных ресурсов энтомофагов. Была убедительно показана роль флористического разнообразия агроценозов в повышении эффективности природных энтомофагов. В 70-е годы к. б.н. К. Е. Воронин — прямой ученик В. А. Щепетильниковой — совместно с к. б.н. Г. В. Гусевым, возглавлявшим в 1970 г. отдел энтомофагов вредителей сельскохозяйственных культур, провели серьезную работу по интродукции видов яйцеедов черепашки из Северной Африки. К. Е. Воронин сделал очень много для формирования и реализации концепции биоценотических принципов в биологической защите растений. В содружестве с рядом лабораторий было показано, что наибольшую перспективу имеет сезонная колонизация комплекса паразитов и хищников. Сегодня уже другое поколение ученых изучает возможности освоения природных ресурсов энтомофагов, разрабатывает модели, отвечающие требованиям эффективной регуляции биоценотического процесса в агроэкосистемах. Именно это остается главным направлением в исследованиях лаборатории биологического метода защиты растений, которое успешно развивается под руководством к. б.н. Н. А. Беляковой. Лаборатория активно развивает исследования по систематике, фаунистике, частной генетике различных групп энтомофагов, созданию технологии производства и применения, изучению межвидовых взаимодействий многоядных хищников, разработке блоков биоценотического управления популяциями вредителей и так далее.

Новое поколение биологических средств защиты растений на основе энтомофагов

(Н. А. Белякова, кбн, ВИЗР РАСХН, Санкт-Петербург) Современные технологии растениеводства значительно повысили требования к экологической пластичности энтомофагов, в связи с этим ведется поиск новых видов с заданными экофизиологическими характеристиками. Во многом это определяется теми кардинальными переменами, которые произошли в растениеводстве за последнее десятилетие, а это — появление новых вредителей, быстрая смена сортового состава культур, переход на энергосберегающие и малообъемные технологии, широкое применение насекомых-опылителей. Как следствие, появляется необходимость повышения эффективности известных агентов биометода, растет потребность в новых биологических средствах защиты растений (БСЗР) на основе энтомофагов, действенных в специфических условиях. Ряд энтомофагов по своим экофизиологическим особенностям плохо приспособлены к долгосрочной колонизации, например, кокцинеллиды, которых применяют на стадии личинки. Отличительной особенностью современных БСЗР (биологических средств защиты растений) является использование в качестве исходного материала для массового разведения маточных культур энтомофагов, отличающихся высокими адаптационными способностями. БСЗР нового поколения формируют: 1. на основе смеси двух или нескольких видов энтомофагов, 2. на селекционных линиях с заданными экофизиологическими характеристиками, 3. на гибридных культурах, полученных путем межпопуляционных (или межлинейных) скрещиваний. Для создания комплексных БСЗР (на основе нескольких энтомофагов) используют виды, которые близки по пищевой специализации, но различаются по требованиям к абиотическим факторам среды и поэтому занимают разные экологические ниши. Например, для защиты культур перца и баклажана от трипсов успешно апробирован комплекс клопов рода Orius из коллекции ВИЗР: O. majusculus, O. lae viqatus, Orius sp. и O. strigi collis, из которых последние два принадлежат восточноазиатской фауне и ранее не использовались. По аналогичному пути идет фирма Biobest (один из ведущих мировых производителей энтомофагов), которая предлагает для борьбы с трипсами препарат Orius-System на основе O. in sidiosus, O. laevigatus и O. ma jusculus. Наездников-афидиид и наездников-афелинид против комплекса тлей на овощных культурах используют в соотношении Aphidius colemani: A. ervi (1:1), а также A. Colemani A. Ervi: Aphelinus abdominalis (2:1:1). Смесь формируют при производстве энтомофагов и поставляют потребителю в готовом виде. Создание комплексных средств биозащиты на основе нескольких близких видов – доступный и высокорезультативный прием, повышающий суммарную эффективность энтомофагов, каждый из которых контролирует вредителя в пределах своей экологической ниши. Однако разведение одновременно нескольких близких видов энтомофагов требует строжайшего и регулярного мониторинга за видовой чистотой живых культур. Например, живой материал из коллекции афидиид проверяют на наличие примеси других видов и сверхпаразитов каждые 2 месяца. Полноценный контроль качества маточных культур наездников и клопов (включая видовую диагностику) доступен, как правило, только узкому кругу специалистов. В условиях производственных биолабораторий можно осуществлять поддержание и контроль качества массовых культур, обновляя их регулярно в организациях, которые поддерживают коллекции типовых культур энтомофагов.

Уникальная коллекция

Крупнейшим в России собранием живых культур энтомофагов является коллекция ВИЗР. В нее входят 39 видов, на использовании которых базируются современные системы биологического контроля вредителей. Начало коллекции положено в 30-е годы прошлого века, когда в ВИЗР был привезен австралийский вид Cryptolaemus montrouzieri, культура которого по сей день поддерживается круглогодично и успешно применяется для защиты растений от мучнистых червецов. Кроме криптолемуса, в ВИЗРе содержатся такие раритетные культуры, как кокцинеллида Cycloneda limbifer и клоп щитник Podisus maculiventris, завезенные в Россию более 30 лет назад из Центральной и Южной Америки. В коллекции хранятся уникальные селекционные линии галлицы Aphidoletes aphidimyza, кокцинеллиды Leis dimidiata. В течение последних пяти лет коллекцию пополнили новые виды, которые в ближайшем будущем найдут применение в защите растений, например, клоп-слепняк Nesidiocoris tenuis, апробированый в ряде европейских стран как средство защиты от тепличной и табачной белокрылок. Прожорливость несидиокориса составляет 450-500 яиц белокрылки в сутки, что существенно выше, чем у слепняков, которых используют в настоящее время против алейроид. Селекционные линии и типовые культуры энтомофагов, на основе которых производят БСЗР нового поколения, требуют особых условий формирования и поддержания в коллекции. На основе общих принципов технической энтомологии и популяционной генетики, а также с учетом многолетнего опыта по разведению и селекции насекомых, накопленного в лаборатории биологического метода ВИЗР, разработаны требования к формированию и сохранению типовых культур энтомофагов. Требования предписывают вести поддержание и контроль качества энтомофагов на трех уровнях: индивидуальном, маточном и массовом. Требования определяют объемы и методы отбора исходного биоматериала при введении природных энтомофагов в культуру. Если ареал вида охватывает разные климатические зоны, то сбор особей-основателей ведут из разных зон в максимально удаленных точках. Предпочтителен сбор на границах ареала из возможно большего числа биотопов, заселяемых видом. Объем сборов из каждой географической точки составляет несколько сот особей. При меньших объемах сбора необходимо создать особям-основателям условия для максимальной реализации их потенциальной плодовитости. Потомство F1-F2 от природных особей-основателей выкармливают в полном объеме с целью сохранения генетической гетерогенности материала. Основная задача на этом этапе – не допустить преобладания в молодой культуре потомства единичных особей, что в будущем приведет к инбридингу и возможной гибели. Даже если культура преодолеет инбредную депрессию, ее обедненный генофонд будет отражать лишь качества единичных особей-основателей, а не исходной популяции, что недопустимо для типовой культуры энтомофага. Для сохранения свойственной природному энтомофагу генотипической изменчивости при длительном разведении в лаборатории в ряде случаев возможно использование фенотипических маркеров. Например, кокцинеллида Harmonia axyridis отличается значительным фенотипическим полиморфизмом окраски надкрылий, которую детерминирует 6 аллелей одного гена. Есть данные, что ген окраски сцеплен с комплексом наследственных факторов, определяющих гигротермические и пищевые предпочтения энтомофага. Выделение маркера (окраска надкрылий) в гомозиготу позволяет контролировать сцепленные с ним гены, определяющие экофизиологические особенности, свойственные данному фенотипу хармонии. Поддержание культуры H. axyridis в виде нескольких фенотипически маркированных линий препятствует расщеплению по наследственным факторам, детерминирующим экофизиологические признаки, которые определяют эффективность хищника в разных климатических условиях и на разных жертвах. Одно из важнейших требований к разведению типовых культур энтомофагов — поддержание низкой плотности содержания насекомых и предотвращение конкуренции за пространственный ресурс (места для откладки яиц, убежища и др.). Это необходимо для ослабления неконтролируемого естественного отбора на выносливость в специфических лабораторных условиях. Предельно допустимые нормы загрузки садков при содержании энтомофагов определяют по разным параметрам. Например, для наездников афидиид критерием плотности яйцекладущих самок на садок является плодовитость. Для личинок кокцинеллид приемлемую плотность можно определять по уровню каннибализма, который не должен превышать уровня, обусловленного стереотипом поведения, свойственным виду. Например, у хармонии даже при избытке корма и жизненного пространства личинки 1-го возраста до первой линьки поедают яйца и личинки своего вида, зачастую не менее 15% от общего числа отложенных яиц. В оптимальных условиях этот показатель стабилен и может служить ориентиром. Принципиальным требованием к содержанию коллекции является соблюдение баланса возрастного состава типовых культур (единовременно должны быть представлены все стадии развития в сопоставимых объемах). Для необходимых расчетов служат таблицы коэффициентов роста и таблицы-схемы, отражающие динамику возрастного состава в культурах при заданных температурах. Резерв культуры на стадии, оптимальной для хранения, регулярно обновляется. Для диапаузирующих видов обновление — 2-3 раза в год, для недиапаузирующих — каждые 10-30 дней в зависимости от допустимых для вида периодов краткосрочного хранения. Резерв предназначен для восстановления культуры в случае ее полной или частичной потери по причине заболевания энтомофагов, поломки оборудования, недостатка корма (сезонная депрессия лабораторной жертвы/хозяина, переход на новую партию семян кормовых растений), человеческого фактора и др. Методические приемы, изложенные выше, позволяют долго сохранять в культурах энтомофагов ключевые качества природных видов, защищают их от вырождения при длительном лабораторном разведении. Таким образом, коллекция энтомофагов ВИЗР уникальна не только по видовому составу, но и по методике формирования и поддержания культур.

Снижение себестоимости

Использование для формирования массовых культур энтомофагов высококачественного маточного биоматериала (селекционных линий и гибридных культур) повышает затраты на их разведение. Поэтому обязательным качеством технологий производства БСЗР нового поколения является снижение себестоимости готового продукта путем повышения производительности, а также сопряжения технологических циклов нескольких видов энтомофагов, которых поддерживают на одном виде корма. Например, комплекс хищных и паразитических афидофагов (галлица афидимиза, кокцинеллиды, наездники-афидииды) разводят на злаковой тле, для которой разработана газонная технология массовой наработки. Выигрыш от совмещения технологий основан на том, что требования у паразитов и хищников к качеству газонного субстрата различны. Наездники чрезвычайно разборчивы. Если плотность колоний или возрастной состав хозяина не оптимальны, то продуктивность паразитов резко сокращается. Приходится выбраковывать до 20-30% газона, получаемого по технологии разведения злаковой тли. Оптимальным вариантом утилизации некондиционного газона является его использование для сбора яиц кокцинел — лидафидофагов или выкармливания их личинок. Для сохранения в типовых культурах ключевых качеств, определяющих эффективность энтомофагов, желательно использовать природные корма (т. е. фитофагов вредителей). При длительном разведении энтомофагов на заменителях природного корма снижается их качество. В случае с наездником A. colemani разведение на природном хозяине (персиковой тле) не только позволяет сохранять у энтомофага поведенческие реакции и другие экофизиологические характеристики, необходимые для эффективного подавления вредителя, но и повысить производительность массового разведения. Ключевым элементом технологии является использование культуры персиковой тли, адаптированной к разведению на бобах. На данном хозяине можно нарабатывать не только наездника A. colemani, но и другие виды, в частности A. gifuensis, который ценен устойчивостью к повышенным температурам и паразитированием не только на персиковой, но и на картофельной тле. В мировой практике против картофельной тли обычно используют A. ervi, которого разводят на гороховой тле. Замена A. ervi на A. gi fu ensis в составе комплексного БСЗР позволяет вести массовое разведение на одном хозяине и отказаться от гороховой тли, которой свойственен ярко выраженный дропппинг-эффект (при манипуляциях тля падает с кормовых растений), что приводит к существенным потерям биоматериала.

Особенности современных агротехнологий

Последние десятилетия характеризуются расширением видового состава насекомых — вредителей, появлением новых инвазионных видов. Случайному завозу насекомых, в т. ч. опасных вредителей, способствует увеличение объемов импорта растениеводческой продукции, а также семенного и посадочного материала. Инвайдеры разрушают систему биологической защиты. Например, в борьбе с западным цветочным трипсом, табачной белокрылкой Bemisia tabaci Germ., южноамериканским минером Liriomyza huidobrensis Blanch, и томатной минирующей молью Tula absolute Povolny (Meyrick) сельхозпроизводитель на первых этапах инвазии был вынужден проводить химические обработки. И только спустя несколько лет удалось подобрать энтомофагов, которые отчасти «закрыли брешь», пробитую в системе биозащиты данными инвазионными вредителями. Для быстрого реагирования на участившиеся инвазии опасных вредителей целесообразно сформировать пул энтомофагов с широкой специализацией — «универсальных солдат» биологического контроля. Против новых вредителей на первом этапе инвазии перспективно применение многоядных хищников, пока не будут интродуцированы специализированные энтомофаги, которые, как правило, отсутствуют в отечественной энтомофауне. Помимо инвазий есть еще один фактор, значительно усложняющий фитосанитарную обстановку. Это — широкое внедрение интенсивных агротехнологий возделывания сельскохозяйственных культур (светокультура, продленный оборот, инплантинг — постепенная замена растений в ходе оборота). Все это обеспечивает высокую урожайность, но в то же время существенно повышаются требования к энтомофагам, в основном к их поисковой активности и пластичности.

Три метода применения

Эффект от использования биологических методов, как правило, заключается в сокращении затрат на использование пестицидов и в получении более экологически чистой продукции. Наибольшее практическое применение получили три метода применения энтомофагов. 1) Выращивание энтомофагов в искусственных условиях, созданных человеком, с последующим их распределением по полям, требующим очистки. Наибольшую известность получил метод «наводнения», он заключается в использовании насекомых из рода трихограммы. В состав рода входит около 100 видов очень мелких насекомых размером до полу-миллиметра длинной. Каждая самка может отложить до 40 яиц. Благодаря высокой эффективности природную трихограмму начали размножать искусственно на специальных биофабриках. Рекомендуют при средней заражённости в 100 яиц на квадратный метр выпускать 50 тысяч насекомых на каждый гектар, уменьшая или увеличивая расход в зависимости от фактических подсчётов количества вредителей. 2) Создание благоприятных условий для природных энтомофагов по месту произрастания культурных растений. Не обязательно перемещать энтомофагов, можно создать для них благоприятные условия, тогда они самостоятельно и постоянно будут уничтожать вредителей. Первым шагом по созданию благоприятных условий для энтомофагов будут средства защиты их от пестицидов. Следует очень внимательно следить, чтобы обработка производилась, только когда она нужна, строго соблюдалась концентрация и используемые методы обработки сохраняли наибольшее число энтомофагов. 3) Изготовление микробиологических препаратов. В естественной среде вредители могут погибать от грибковых, бактериальных или вирусных заболеваний. Но, как правило, так гибнет лишь небольшое их число, незначительно влияя на общую популяцию вредителя. Для увеличения количества погибших от болезней разрабатывают и применяют специальные микробиологические препараты, вносимые промышленным способом. Наибольшее признание получили различные препараты, изготовленные на основе Bacillus thuringiensis и подобных ей по действующему фактору. Многие из них зарегистрированы и допущены для применения в нашей стране. В состав этих препаратов, как правило, входят споры бактерии и кристаллы эндотоксина. Преимуществом бактериальных препаратов можно назвать безвредность для человека, что позволяет использовать их в период цветения и сбора урожая (по материалам: Https://www. agrobase. ru/). При высокой урожайности, свойственной интенсивному растениеводству, экономический порог вредоносности стремится к нулю. Пропорционально урожаю возрастает цена ошибки при проведении защитных мероприятий. В данных условиях профилактическая колонизация энтомофагов становится базовым высокорентабельным способом защиты. Она позволяет контролировать вредителей на стартовой низкой численности, при которой биологическая защита максимально эффективна.

ДоброСтрой.рф